Главная » О негативных влияниях » Изгоняющий демонов
изгоняющий демонов

Изгоняющий демонов

До 1992 года Семен Павлович Давидюк десять лет проработал в Новосибирском областном психоневрологическом диспансере. Карьера его складывалась довольно удачно. Однако в одночасье все изменилось. По злой иронии судьбы у его горячо любимой жены развилось тяжелое психическое расстройство, и через несколько месяцев она покончила жизнь самоубийством. Это явилось для Давидюка столь тяжелым ударом, что мужчина ушел в многомесячный запой. За это время Семена Павловича уволили с работы, и он от внезапно наступившего безденежья пропил почти все, что находилось в его некогда богато «упакованной» квартире в центре миллионного города.

Странный пациент

Однажды на аллее центрального парка Давидюк случайно столкнулся со своим бывшим учителем — профессором медицинского института. Старичок-профессор натолкнул Давидюка на мысль о том, что с его опытом и знаниями Семен сможет успешно заниматься лечением.

Вскоре Семен Павлович открыл собственный кабинет, у него появилась клиентура, а с ней и большие деньги. Казалось, жизнь снова начала налаживаться. Однако тогда же Давидюк стал замечать, что после общения с каким-нибудь особенно сложным клиентом он чувствует сильную усталость, на него накатывает необъяснимая тревога, доходящая порой до паники. Казалось, будто все страхи и душевные беды пациентов перетекают в него.

Как-то на прием к Давидюку пришла молодая женщина, страдавшая от галлюцинаций. Временами ей чудилось, будто кто-то ходит по ее квартире, передвигает мебель, роняет посуду. Она была на грани отчаяния, так как считала это все началом тяжелого психического заболевания.

Несмотря на свой странный рассказ, пациентка создала у Давидюка впечатление вполне нормальной женщины. Лишь только одно насторожило Семена Павловича: во время их беседы доктора не покидало ощущение, что вместе с женщиной к нему на прием пришел еще кто-то, невидимый и неосязаемый.

На следующее утро Давидюк приехал к Елене (так звали пациентку) домой. Стоило Семену Павловичу переступить порог уютной квартирки, как невероятная тяжесть навалилась на него. У доктора возникло чувство, будто что-то или кто-то не пускает его, пытается прогнать прочь.

Плача, Елена призналась врачу, что незадолго до его прихода у нее снова случились галлюцинации. Давидюк, как мог, успокоил женщину, затем прошелся по квартире, не замечая ничего необычного. Но едва Семен Павлович приоткрыл дверь темной кладовой, как за своей спиной услышал негромкое шарканье чьих-то ног. Давидюк обернулся. Комната была пуста, однако звуки шагов не прекращались. Они то приближались к нему, то удалялись к окну. Вдруг тюлевая портьера на окне заколыхалась и пошла крупными волнами.

Семену Павловичу стало не по себе. В этот момент он начал понимать, что дело не в заболевании Елены, а в чем-то другом, лежащем за гранью человеческого сознания.

Под действием гипноза

И тогда Давидюк пошел на эксперимент. Доктор ввел Елену в состояние глубокого гипнотического сна и принялся вытаскивать из ее заблокированного подсознания ощущения и картины последних дней и недель жизни.

То, что стало происходить после этого, запомнилось Семену Павловичу надолго. Елена плакала, корчилась в судорогах, что-то подбрасывало ее, лежащую на диване, пена шла из ее раскрытого рта. Вдруг конвульсии женщины прекратились, и Елена, по-прежнему находясь под гипнозом, принялась торопливо рассказывать о том, как ее душат чьи-то волосатые руки, как кто-то большой и тяжелый, чьего лица она не видит, садится к ней на колени, бьет по щекам и ругает самыми последними словами. Затем этот кто-то встает и уходит в кладовую, запрещая ей когда-либо туда входить…

Когда сеанс закончился Елена пришла в себя, Семен Павлович решил осмотреть кладовую. Что следовало искать, Давидюк не знал. Однако очень скоро его взгляд остановился на коленкоровом альбоме, в котором хранились фотографии. Елена сказала, что это альбом с фотоснимками ее деда. После его смерти родственники привезли из деревни старые снимки и почему-то отдали их на хранении Елене.

Неизвестно что тогда подтолкнуло Давидюка, но он вынул из альбома все фотографии, разорвал их на куски, вынес на балкон и там поджег.

Когда все было закончено, Семен Павлович собрал пепел в горсть, проговорил негромко: «Пошел вон», и сбросил его с балкона вниз. Ветер подхватил невесомые частицы и понес их далеко от дома, в котором жила Елена. В следующее мгновение звякнули оконные стекла, а на одном из них даже появилась трещина…

Елена вскоре рассказала врачу, что вся ее родня считала покойного деда колдуном. Будучи отцом матери Елены, он люто ненавидел мужа своей дочери и позже, когда у него родилась внучка, перенес свою ненависть на маленькую Леночку. От своего низкого чувства он не мог избавиться даже после собственной смерти.

Первый удачный опыт общения с потусторонним миром оказался не последним. С каждым месяцем количество желающих получить от Давидюка помощь в столь необычных делах все росло. Он окунулся в эзотерическую литературу, увлекся философами-мистиками, с интересом принялся изучать приемы восточной медитации, несколько раз ездил к шаманам Бурятии, Тувы и Алтая. Во многом практике Давидюка помогло его владение гипнозом и психоанализом, а также знакомство с основами дианетики.

Однако подобные занятия не прошли бесследно для Семена Павловича. Вскоре Давидюк понял, что здоровье его стало ухудшаться. Мужчина начал незаметно стареть, опережая свой возрастной календарь. В его практике стали происходить случаи, после которых он оказывался на грани жизни и смерти.

Однажды после «чистки» одной из квартир, в которой ему довелось провести целую ночь в полном одиночестве, Давидюк слег в больницу. Доктора нашли у него целый букет серьезных болезней: начиная от нарушений иммунной системы и заканчивая многочисленными грыжами межпозвонковых дисков. Однако самым страшным диагнозом, звучавшим, как приговор, стал лейкоз. Даже после назначенной химиотерапии врачи отводили Давидюку не более двух-трех лет жизни. Но вместо того, чтобы лечь в онколонический стационар, Давидюк уехал в Барабинск и поступил послушником в недавно открывшийся мужской монастырь.

Первые месяцы жизни в обители дались ему чрезвычайно тяжело. Семена Павловича ломало, словно законченного наркомана, лишенного очередной дозы пагубного зелья. Бывали дни, когда Давидюк бесновался, бросаясь на стены, срывая ногти и кожу. Тогда монахи запирали его в келье, перед этим, дабы предотвратить увечье, приковывая мучающегося послушника цепью к низкой кровати.

Все это время рядом с Семеном Павловичем находился настоятель монастыря. Именно он усмирял его дурной нрав и наставлял послушника в вере. Настоятель объяснил Давидюку, что дар изгонять злых духов дан ему Богом. Также как и свалившиеся на его голову испытания, когда тот лишился любимой жены и работы. Однако настоятель сказал Семену Павловичу и о том, что его дух оказался слабым и неспособным нести груз ответственности, возложенной на него небом. Потому-то дьявол и попытался присвоить себе душу Давидюка, разрушив его тело…

В монастыре Давидюк провел 18 месяцев и вышел оттуда в 1999-м совершенно другим человеком — обновленным, очистившимся от душевных и телесных недугов.

С того времени Семен Павлович не гонится за деньгами и потому принимает страждущих нечасто. Он не пьет и не курит. А еще, будучи в монастыре, Давидюк дал обет безбрачия. По признанию мужчины от этого его редкий дар только окреп. Большое внимание Семен Павлович уделяет пище. Он считает, что есть все подряд могут только самоубийцы. Из продуктов Давидюк предпочитает горный мед, натуральное коровье (а лучше козье) молоко, зеленые яблоки, грецкие орехи да молочную сыворотку. Всего этого, принимаемого в очень умеренных количествах, Семену Павловичу хватает и для полноценной здоровой жизни, и для непрестанного духовного и физического совершенствования, и для напряженного опасного труда.

Также вы можете почитать:

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Читайте также

энергетические паразиты

Энергетические паразиты

Одна из многочисленных проблем человеческой энергетики — это энергетические паразиты, которые, в большинстве своем, являются ...